September 14th, 2008

(no subject)


Эта заметка была написана мной ещё в апреле. Долгое время она не имела названия, и я серьёзно сомневался, стоит ли вообще выносить её на суд общественности. Однако сегодняшний день заставил меня прочесть эту статью снова, и я всё же решил опубликовать её. Пришедшая в нашу страну рано утром беда в который раз показала, каким опасным и негостеприимным может быть небо. И всё равно как летаешь – на крыльях или посредством закона Архимеда опасность подстерегает тех кто рискнул подняться в облака каждую секунду. Мне захотелось именно сегодня в этот тяжёлый для всех нас день, напомнить, что лётные происшествия всё же могут заканчиваться хорошо. Они должны заканчиваться хорошо, хотя было бы лучше, если бы их не было вообще.

Hauptmann Kull.

Когда нервы крепче причальной мачты.

Дирижабль «Шенандоа» не столь известен как любимец всей планеты счастливчик «Граф Цеппелин» и не столь красив как восьмое чудо света дирижабль «Гинденбург». И, тем не менее, по многим причинам этот корабль занимает особое место в истории аэронавтики. Он – первый американский цеппелин, он же – первый жёсткий дирижабль, заполненный гелием, он же первый цеппелин, пришвартовавшийся к специально оборудованной плавучей причальной мачте на судне «Патока». И что самое главное для моего повествования, именно с ним в январе 1924 года произошла, по моему мнению, одна из самых красивых историй, которые когда-либо происходили с дирижаблями. Молодая американская команда, по сути, на ходу учившаяся управлять столь огромным дирижаблем, спустя всего несколько месяцев, после первого полёта, продемонстрировала всему миру превосходный урок мужества и выдержки, забывать о котором мы – энтузиасты воздухоплавания, воздухоплаватели или просто интересующиеся люди не имеем права. Поэтому я расскажу сейчас о том, как это было.

 

Collapse )